Frelseren med det våte skjegg, или Русь далекая и близкая

Материал из Skazka
Перейти к: навигация, поиск
25px-Geographylogo.png Язык:      Flag of Russia.pngрусский     Flag of the United Kingdom.pngenglish     Flag of Norway.pngbokmål     



Ikon.jpg

В одной из капелл «Нидароса» посетители кафедрального собора Тронхейма могут увидеть русскую православную икону, название которой "Frelseren med det våte skjegg", или "Спас мокрая брада". Удивителен факт, что собор, который до 1530 года был католическим, а после реформации стал протестантским, счел возможным разместить у себя православную икону. Это своего рода образец толерантности норвежского народа.


Икона, по всей видимости, написана в Великом Новгороде в начале 16 века и была подарена собору торговым представителем Норвегии в России Р.Зейнер-Хенриксен (R. Zeiner-Henriksen) к 900-летию со дня смерти Святого Олава. Прежде чем выставить икону в соборе, норвежцы отправили её на реставрацию в Москву. Российские мастера оставили в углу маленький темный квадрат, чтобы показать, как она выглядела до реставрации.

"Мокрая брада" – достаточно известное наименование, введенное русскими иконописцами из-за клинообразной формы бороды Христа, действительно напоминающей мокрую. Кончик ее может быть острым, прямым, загнутым на сторону или чуть раздвоенным. Этой особенностью отмечены многие изображения древности. Например, почти повторяет ее мозаика Софийского собора в Киеве – Христос из Деисуса середины XI века.

Возможно, икона из России оказалась в «Нидаросе» в память о том времени, когда Святой Олав жил в Великом Новгороде. Он находился в изгнании и был радушно принят князем Ярославом Мудрым. Правда, даты в разных источниках расходятся. «Сага о святом Олаве» утверждает, что конунг жил в Новгороде в течение двух лет, с 1028-го по 1030-й, новгородские же летописи сообщают о 8 годах.

О короле Олаве Харальдсоне, святом Олаве, объединителе и крестителе Норвегии, который является, безусловно, наиболее яркой фигурой в истории страны, стоит рассказать подробнее.


Викинг с христианской душой

Олав Харальдсон родился в 995 году. Он был сыном мелкого конунга Харальда Гренландца и праправнуком Харальда Прекрасноволосого. Исландский историограф 12 века Снорри Стурлусон так описывает его в Саге о святом Олаве:

«Олав сын Харальда был невысок, коренаст и силен. Волосы у него были русые, лицо широкое и румяное, кожа белая, глаза очень красивые, взгляд острый, и страшно было смотреть ему в глаза, когда он гневался. Олав владел многими искусствами: хорошо стрелял из лука, отлично владел копьем, хорошо плавал. Он сам был искусен во всяких ремеслах и учил других. Его прозывали Олавом Толстым. Говорил он смело и красиво. Он рано стал умным и сильным, как настоящий мужчина. Все родичи и знакомые любили его. Он был упорен в играх, и везде хотел быть первым, как ему и подобало по его знатности и происхождению».

Cв. Олав. Изображение на столпе в Вифлеемском Рождественском храме, 12 в.

С юных лет Олав участвовал в морских походах викингов, сражался с англо-саксами и датчанами. В 1013-ом году он был обращен в христианство, крещен в Руане, и в том же году поступил на службу к пребывавшему в изгнании английскому королю Этельреду. Он помог ему вернуться в Англию и там сражался против язычников датчан.

В 1015 году Олав вернулся в Норвегию, нанес поражение ярлу (князю) Свену и, став королем, приступил к воплощению своей заветной идеи – объединению разрозненных частей страны в единое государство и распространению в королевстве христианства.

Олав сосредоточил в своих руках гораздо больше власти, чем любой из предшественников, преобразовав управление страной, сократив традиционные свободы, изменив систему кормлений и сбора. Всего за несколько лет мирного правления Олаву удалось фактически объединить Норвегию, создать единую систему государственного управления. Был принят первый в Норвегии закон для всего государства –«закон Олава», на основании которого успешно велась борьба с языческими обычаями, что способствовало быстрому духовному и социально-экономическому расцвету страны. Велась жесткая и беспощадная война с различными нарушителями закона, прежде всего, ворами, грабителями и разбойниками.

Укрепление христианства Олав считал наиболее важным государственным делом. После нескольких лет миссионерских трудов, в 1024 году на тинге (собрании) в Мостере христианство было объявлено единственной дозволенной религией, а христианская церковь приобрела необходимое для ее развития организационное устройство с законодательной базой, обеспечивающей материальную поддержку епископов и клира.

Основанная при Олаве первая в Норвегии христианская церковь в Нидаросе (Тронхейме) была освящена во имя святого Климента, папы Римского. Этот святитель особо почитался на Руси, и, по некоторым предположениям, именно там король Олав научился чтить его. В скандинавских сагах имеются сведения о пребывании малолетнего Олава в Новгороде.

Нет пророка в своем отечестве

Олаву, первому из норвежских конунгов, удалось достичь мира с Данией и Швецией, что, учитывая отношения между викингами тех лет, было почти чудом. Шведский король Олав Шётконунг согласился выдать за Олава свою дочь Ингегерд, что, безусловно, способствовало бы укреплению мира между соседями. Решение было принято на тинге в Упсале. Правда, когда осенью 1018 года Олав прибыл на свидание с невестой в условленное место, ее там не оказалось. Еще летом к Шётконунгу прибыли сваты от новгородского «конунга Ярицлейва», князя Ярослава Мудрого, и шведский король отдал предпочтение ему. Олав же впоследствии женился на сводной сестре Ингегерд, Астрид.

Между тем проводимые реформы, а также решительная и последовательная борьба с язычеством привели к разрыву с большой частью старой знати, а также присоединившимися к ним бондами (крестьянами). Противники Олава встали на сторону претендовавшего на власть в Норвегии короля Англии и Дании Кнута Великого.

Кнут стал непримиримым врагом Олава, отказавшегося принять протекторат Дании. Шведский король тоже был обижен на норвежского конунга, не согласившегося удовлетворить его территориальные притязания. Скорее всего, поэтому и не позволил своей дочери Ингегерд выйти за него замуж, несмотря на то, что она испытывала к Олаву самые нежные чувства.

После ряда неудачных сражений с датчанами в 1027 году, не имея поддержки внутри государства, Олав был вынужден покинуть Норвегию. В 1028 году он направился сначала в Швецию, а затем в Новгород, где жила Ингегерд. Они смогли остаться друзьями, несмотря на несостоявшийся брак. Согласно «Эймундовой саге», Ингегерд всю жизнь любила Олава, но хранила верность долгу.

Ярослав Мудрый на памятнике "1000-летие России" в Великом Новгороде

Олав взял с собой на Русь малолетнего сына Магнуса, а жена Астрид вместе с дочерью остались в Швеции. Норвежский престол в это время занял Кнут I, поставивший «наместником» своего сына Свейна от наложницы Альвивы.

Вот как описывается в Саге поход Олава на Русь:

«… Он нигде не останавливался, пока не приплыл на восток в Гардарики (так норвежцы называли Русь) к Ярицлейву конунгу (к великому князю Ярославу Мудрому) в Новгород и его жене Ингегерд. Астрид, жена конунга, и Ульвхильд, дочь конунга, остались в Швеции, а Магнуса, своего сына, конунг взял с собой на восток. Ярицлейв конунг хорошо принял Олава конунга и предложил ему остаться у него и взять столько земли, сколько Олаву конунгу необходимо для содержания его людей. Олав конунг принял приглашение и остался там… »

Тем временем Олав предавался раздумьям о том, как быть дальше. Ярослав и Ингегерд предлагали ему остаться и стать правителем Волжской Булгарии. У Олава была также мысль отказаться от титула конунга и поехать в Йорсалир (Иерусалим) или другие святые места и принять обет послушания. Решение пришло буквально во сне. Вот как описывает это Сага:

«Однажды ночью Олав лежал в своей постели и долго не мог уснуть, думая о том, на что же ему решиться. На душе у него было очень неспокойно. Наконец он заснул. Он увидел сон, но такой ясный, что ему казалось, будто он не спит, а видит все наяву.

Он увидел у своей постели высокого благообразного мужа в богатых одеждах. Конунг подумал, что это Олаф сын Трюггви (св. благородный король Олав Трюггвасон ). Этот муж сказал ему:

«Ты мучаешься и не знаешь, как поступить? Меня удивляет, что ты никак не можешь принять решение, а также, что ты собирался сложить с себя звание конунга, которое дано тебе от Бога, или хотел остаться здесь и получить владения от иноземных конунгов, которых ты совсем не знаешь. Лучше возвращайся в свои владения, которые достались по наследству. Ты долго правил там с Божьей помощью и не позволял своим подданным запугивать себя.

Слава конунга в том, чтобы побеждать своих недругов, и славная для него смерть — пасть вместе со своими людьми в битве. Или ты сомневаешься, что будешь сражаться за правое дело? Ты не должен обманывать себя. Поэтому ты можешь смело возвращаться в свою страну, и Бог даст тебе знамение, что она — твое владение».

Норвежский король Олав Трюггвасон не раз являлся конунгу во снах, наставляя его в христианстве и благословляя на подвиги. Будущему конунгу было три года, когда кончилось правление Трюггвасона, друга и сподвижника Киевского князя Владимира, крестителя Руси. Трюггвасон оказался там еще мальчиком – князь Владимир выкупил его из рабства и увез с собой. Впоследствии он служил в Новгородской дружине и был любим новгородцами за прямоту и храбрость. Олав Трюггвасон начал активную деятельность по христианизации Норвегии, но не смог довести ее до конца. Он погиб в морском бою со шведами и датчанами.

«Вперед, вперед, люди Христа, люди Креста, люди конунга!»

Оставив сына на попечении русского князя и его супруги Ингегерд, в начале 1030 года Олав отправился в Норвегию, чтобы вернуть себе королевство. Шел он по замерзшим российским рекам, а когда сошел лёд, отплыл в Готланд с 240 дружинниками. В Норвегии к нему присоединились более 3300 сторонников. Им противостояла армия короля Кнута, насчитывающая 14400 человек. Силы были неравные, но Олав, казалось бы вопреки здравому смыслу, сократил свое войско до 1300, исключив из него всех некрещеных.

Конунг двинулся к Ставу. Подойдя к болотам, он пересчитал своих людей еще раз. Девятьсот из них оказались язычниками. Узнав об этом, конунг велел им креститься, сказав «Нам нельзя рассчитывать на то, что у нас больше войско, мы должны возложить все наши надежды на Бога, ибо его сила и милосердие должны принести нам победу, и я не хочу, чтобы язычники сражались вместе с моими людьми».

Битва при Стиклестаде 29 июля 1030 года

В итоге четыреста человек решили креститься, остальные повернули обратно в свои земли. В день решающей битвы при Стиклестаде 29 июля, согласно Саге, погода была хорошая и светило солнце, но когда началось сражение, то и небо, и солнце побагровели, а потом вдруг стало темно как ночью.

Войско Кнута сражалось с кличем: «Вперед, вперед, войско бондов!», а люди Олава — с кличем: «Вперед, вперед, люди Христа, люди Креста, люди конунга!» В этой битве конунг Олав погиб. Остатки его войска не могли больше сопротивляться и были вынуждены спасаться бегством. Олав же был тайно погребен.

После смерти короля Олава в Норвегии установилась власть датчан. Они обложили страну большими налогами и всячески притесняли коренных жителей. По словам Снорри Стурлусона, "вскоре все стали роптать на Свейна конунга, но больше всего на Альвиву, которой приписывали все, что было норвежцам не по душе. Многие тогда смогли говорить правду об Олаве конунге».

В это же время стали происходить самые разные чудотворения от мощей Олава, которые оказались нетленными. Из песчаного холма, где был сначала похоронен конунг, забил святой источник, водой из которого люди излечивались от своих недугов.

Спустя год мощи перезахоронили в соборе в Тронхейме, который стал местом многочисленного паломничества в XI-XV вв.

3 августа 1031 года епископ Гримкель с согласия всего народа провозгласил конунга Олава святым. Почитание стало всенародным. День его памяти, получил особое название – Улсок (Olsok) и стал национальным праздником. Люди шли со всех концов Норвегии в Нидарос. Ночь накануне они проводили в молитве, а в самый день праздника, 29 июля, совершалась Литургия (месса) и крестный ход. Празднества продолжались несколько дней.

В 1164 году короля Олава первым из норвежцев канонизировали. Папой Александром III он был причислен к лику святых и стал почитаться как покровитель Норвегии. Память об Олаве Святом как о герое и небесном покровителе народа осталась в Норвегии и после принятия лютеранства в качестве господствующей религии.

Театрализованное представление во время празднования Дней святого Олава в Тронхейме


В честь Олава стали строить храмы по всему миру. В Англии ему было посвящено 40 древних храмов, был воздвигнут храм и в Константинополе.

Святой Олав является последним по времени западным святым, почитаемым также и на христианском Востоке, где он известен как Святой благоверный Олав Харальдсон, король Норвегии креститель и просветитель норвежцев.

В древнем Новгороде церковь святого Олава была построена готландскими купцами на Готском торговом дворе, основанном в XII веке. Церковь существовала до XIV века. Нередко ее называли «варяжской божницей». На раскопках Николо-Дворищенского собора в Великом Новгороде в 2007 году обнаружили пломбу XV века с изображением святого Олава. В скандинавских источниках эта церковь упоминается в саге о «Чудесном исцелении немого раба в церкви Св. Олава в Хольмгарде».

Традиционные праздничные богослужения, посвященные святому королю Олаву Харальдсону, каждый год в конце июля совершаются в русском православном приходе Тронхейма. Они собирают как прихожан, так и гостей. Богослужения проходят в рамках ежегодных общегородских торжеств, отметивших в 2012 году 50-летний юбилей. Подробный отчет о православных богослужениях в Тронхейме и Стиклестаде можно посмотреть здесь http://ortodokstrondheim.wordpress.com/


Подготовили Светлана Морк и Нино Гвазава

Использована информация открытых источников



Перейти к списку статей раздела "Это интересно"